Защита памяти
Оглавление сайта «Защита памяти»
Публицистика


Василий Грозин

Философские основы управления

Предварительное знакомство с предметом


Вступительное слово
1. Управление - общая закономерность человеческой жизнедеятельности
1.1. Общие представления об управлении
1.2. Управление и направленность интересов
1.3. Управленческий аспект информации
1.4. Что управляет человеком

2. Картина мира «не с чистого листа»
2.1. Где начало знания
2.2. Мысленное моделирование и связь с реальностью
2.3. Устойчивые определённости
2.4. Идейная направленность мировоззрения
2.5. Хаос и упорядоченность
2.6. Человек - субъект восприятия мира
2.7. Материальное и идеальное
2.8. Целенаправленность человека

3. Объективный взгляд на человека
3.1. Воспроизводство и адаптация
3.2. Объективная упорядоченность поведения
3.3. Труд как фактор жизнедеятельности человека

 


Вступительное слово

Обществоведческий курс, который предлагается вниманию аудитории, назван «Философские основы управления». Такое название, академичное и скучноватое, вряд ли привлечёт внимание тех, кто привык интересоваться броским, будоражащим воображение, модным. Жаль, конечно, если по этой причине чей-то пытливый ум пройдёт мимо данного материала, в котором такие разноречиво толкуемые явления, как человек, общество, сознание, философия, информация, разум, цель, интересы, дружественность, - становятся понятнее, потому что рассматриваются под углом зрения отношений управления.

Однако название курса выбрано не случайно. Оно чётко очерчивает затрагиваемую проблематику. В современном не очень предсказуемом мире эта проблематика должна бы постоянно находиться в поле зрения обществоведов и общественности, если общество заинтересовано в широком понимании своего бытия и движения.

А мы видим сегодня, наоборот, пробел. Выведены из поля общественного внимания ещё недавно столь популярная кибернетика, методологии экономического обоснования, алгоритмические моменты поведения, логика правовой системы, количественные и качественные аспекты представления информации, её восприятия и воздействия на человека и общество.

Информация - могущественная общественная сила. Она может сделать людей понятнее и ближе друг другу, а может отдалить и разрознить. Может подготовить к солидарному реагированию на приближающиеся события или, напротив, дезориентировать и привести в замешательство.

Циркулирующая в нынешнем мире информация оказывает существенное воздействие на сознание и поведение людей, существенно изменяет и общественные представления, и внутренний мир человека, и образ жизни, но при этом не всегда верно отражает объективную реальность, затушёвывает направленность происходящих изменений.

Можно ли считать такое положение нормальным? В чём его причины и каковы могут быть последствия? На эти и другие вопросы мы надеемся пролить свет в данном теоретическом курсе.

* * *

Оговоримся сразу: данный курс - всего лишь связное изложение наиболее существенных по мнению автора современных понятий, идей и выводов, необходимых для понимания отношений управления.

Смысловые оттенки слов "основы" и "философия", фигурирующих в названии, могут создать неверное впечатление о фундаментальности этой работы. На самом деле в силу недостаточности ресурсных возможностей автора, а также, признаемся, ограниченности его философской эрудиции, вы не найдёте здесь ни проработки вопросов происхождения и развития представлений об отношениях управления в мире людей, ни историко-научного материала, привлекаемого обычно для большей иллюстративности и основательности. Будем надеяться, что более скрупулёзные исследователи восполнят этот недостаток в своих работах по данному обществоведческому направлению.

* * *

Перед нами стоит непростая задача - донести до широкого круга людей обществоведческие представления, которые в современном мире непопулярны. То их относят к «слишком научным», сложным и при этом не востребованным в практической жизни. То, наоборот, эту область знаний объявляют надуманной, субъективной, даже нацеленной якобы на обман ближнего. В то же время свято место пусто не бывает, и теорий, действительно призванных поморочить публику, сбить с пути истинного и отвадить от понимания современных общественных отношений, запускается в эту нишу немало.

Упрощения, которые нам придётся делать, направлены не на искажение, не на сокрытие важных моментов, а на облегчение восприятия материала. Мы рассчитываем, что читатель дополнит этот материал своим знанием. Мы уверены, что рассматриваемый нами информационный аспект жизнедеятельности людей поможет представить всё её многообразие в более понятном виде.



1. Управление - общая закономерность человеческой жизнедеятельности

1.1. Общие представления об управлении

Управление - важнейшая общая закономерность человеческой жизнедеятельности. Каждый человек управляет своим поведением, приспосабливая свои действия к окружающей обстановке, в том числе и к поведению других людей. С другой стороны, человек не существует без человеческого рода, он рождается от людей, становится самостоятельно жизнеспособным только благодаря заботе и покровительству сородичей. Люди в своём современном количестве и качестве не могли бы существовать в первозданной природной среде, без того искусственного, что создано трудом и разумом людей. В труде, в различных ситуациях каждый человек в той или иной мере управляет поведением других участников, а также в той или иной мере сам подчиняется требованиям других людей и общих норм поведения.

Предметом нашего рассмотрения будут общие (философские) представления о человеке, природе, обществе и познании, какими они подразумеваются в современном знании об управлении.

Управление, не только человеческое, но также в технике и живой природе, мы будем толковать следующим образом:

управление - информационное (сигнальное, низкоэнергетическое) воздействие на управляемый объект с целью определённого изменения его поведения.

В этом определении подразумевается какой-то объект, способный воспринимать информацию (сигналы) и как-то реагировать на них. Такие объекты существуют в действительности: человек (отдельный и группа), животные, части биологических организмов и разнообразные технические устройства. Подразумевается, что объект способен осуществлять и менять поведение. Перечисленные выше объекты как раз на это способны. Подразумевается какая-то целенаправленность воздействия. Целенаправленность характерна для человека, он соответственно трактует и технику, которую создаёт, и закономерности живой природы - по аналогии с человеческим пониманием целей.

Наконец, подразумевается что-то или кто-то, оказывающее воздействие: источник сигналов, отправитель информации, управляющий субъект. Субъектом, конечно же, может выступать отдельный человек. Кроме него: какое-либо организованное множество людей, какое-либо управляющее техническое устройство или какой-либо объект живой природы, которые истолковываются в этом качестве людьми опять же по своему образу и подобию.

Забегая несколько вперёд, мы можем взглянуть на схематичное изображение элементов процесса управления и взаимосвязей между ними.

В обыденной жизни не счесть примеров управляющих воздействий.

Вообще все предметы окружающего мира можно подразделить на две большие группы: способные реагировать на сигналы и неспособные. Управлять можно любым объектом, воспринимающим информацию (сигнал).

Например, если мы ищем в квартире куда-то сунутый мобильный телефон, то для облегчения задачи можем послать ему сигнал - вызов - с городского. И искомый предмет сам "подаст голос". Аналогично и кошка выйдет из своего укромного места, когда услышит хлопнувшую дверцу холодильника. Но бесполезно посылать сигналы расчёске, очкам, перочинному ножику, документу, оказавшимся по какой-то причине в непривычном месте.

Люди управляют техникой: автомобилями, различными другими устройствами, имеющими либо дистанционное управление, либо просто выключатели, штурвалы, регуляторы и тому подобные органы управления. Бывает и наоборот: автоматический светофор управляет пешеходами и водителями.

Но нас больше интересует управление человек-человек. То есть, множество разнообразных ситуаций, когда люди посредством какой-либо информации добиваются от других людей того или иного поведенческого реагирования. Просьба, приказ, приглашение, сделка, законы, обычаи, традиции, цены, стандарты, идеологии, пропаганда, военные хитрости и другие.

Дирижёр управляет оркестром. Командир управляет воинским подразделением. Судья управляет спортивным состязанием. Правительство управляет страной.

Управление не обязательно направлено в одну сторону: от управляющего субъекта к управляемому объекту. Сделка (равноправная) и вообще договорённость - это типичный пример взаимного управления.

Итак, мы дали научное определение управления, а затем привели банальные примеры из жизни. Зачем всё это? Чтобы подобно мольеровскому г-ну Журдену возгордиться тем, что самое обыкновенное и привычное поведение сможем теперь называть и интерпретировать «по-научному»?

Нет, наши намерения гораздо серьёзнее. Чтобы это стало понятнее, обратим своё внимание на следующие два важных момента.

1.2. Управление и направленность интересов

Заметим, что уже кошка не всегда прибегает на звук дверцы холодильника. Только если голодна и знает, что может получить пищу. Такое избирательное реагирование кошки наука объясняет наработанным условным рефлексом. А человек? На какое-то управляющее воздействие мы охотно откликнемся, другое может нам не понравиться, мы его проигнорируем или отреагируем не так, как хотел отправитель управляющей информации.

Выходит, мы знаем, чего от нас хочет управляющий, и сопоставляем это со своими собственными целями. Но ведь и управляющий может знать о несовпадении наших собственных целей с целенаправленностью его воздействия. Он попробует так видоизменить своё воздействие, чтобы мы не обратили внимания на несовпадение его целей с нашими.

Попробуй-ка, например, Яго прямо посоветовать Отелло: «Убей свою жену!» Ничего бы не вышло, кроме конфуза. А вот если удастся имитировать её измену, тогда мысли и чувства мавра сами доведут его до убийства.

Давайте посмотрим на этот классический сюжет со своих научных позиций. Мы уже знаем, что во взаимодействиях между людьми каждый оказывается в какой-то мере и в роли управляющего, и в роли управляемого. Этот шекспировский сюжет да и вся история человечества показывает, сколь важное значение в человеческих взаимодействиях играет однонаправленность или же разнонаправленность целей управляющих и управляемых. И сколь важно может оказаться умение верно определять, когда цели управляющего на самом деле расходятся с интересами управляемого, а когда отвечают им.

1.3. Управленческий аспект информации

Второй момент, общеочевидный, но часто не замечаемый в обыденной жизни: всякая информация потенциально обладает управляющим эффектом, то есть, может оказывать целенаправленное воздействие на поведение человека.

[«»] Обратим внимание на три очевидных аспекта информации - познавательный, управленческий, эмоциональный. В зависимости от ситуации и от самой информации (как формы, так и содержания) может преобладать какой-либо один из аспектов, а другие оказываются подспорьем или просто сопутствуют преобладающему. Например, светофор, ГОСТ, просьба, договор, этическая и моральная норма - управляющая информация, урок, лекция - познавательная, произведения искусства удовлетворяют потребность в эмоциональных переживаниях и общении.

Нас будет интересовать не только непосредственно управленческий аспект информации, но также познавательный и эмоциональный в плане их роли в управлении и связи с управленческим аспектом.

Нас обучают какому-либо делу - мы становимся способны исполнить это дело. Нас просят помочь - мы помогаем. Наклеивают на дверцу табличку «Высокое напряжение - опасно для жизни!» - мы остерегаемся. Мы слышим прогноз погоды и соответствующим образом одеваемся, берём или не берём зонт.

Информационное воздействие часто бывает невольным. Каждый человек подаёт окружающим пример того или иного поведения. Услышав, как мама или папа обманывает кого-нибудь, ребёнок может перенять такое поведение. Пример пьянства кого-либо из родителей воспринимается детьми иногда как отвратительное поведение, иногда как образец для подражания. В книге или фильме примеры негативного и позитивного поведения тоже оказывают воздействие на формирующуюся личность.

Конечно, вокруг нас много разной информации, она обладает различной направленностью, люди отсеивают сведения, «переваривают» их в своём сознании, соотносят с уже имеющимися у них знаниями. Всё это настолько усложняет и запутывает картину влияния конкретной информации на поведение, что во множестве обыденных случаев мы и не пытаемся это влияние скрупулёзно прослеживать, довольствуемся поверхностным взглядом или шаблонным.

Тем не менее, обусловленность поведения человека той мысленной картиной обстановки и намерений, которая складывается в его сознании, очевидна и бесспорна. Мы в дальнейшем рассмотрим и отразим некоторые попытки оспаривать эту информационно-поведенческую зависимость [], а пока будем опираться на неё как на самоочевидную.

1.4. Что управляет человеком

Поведение человека, как правило, соответствует ситуации, в которой он оказался. Управление автомобилем, самолётом, сложная хирургическая операция, школьные занятия, спортивные состязания, - всё это требует сосредоточенности внимания на определённом поведении. Отдых, досуг позволяют человеку самому выбрать, чем заняться.

Казалось бы, именно сама внешняя обстановка предопределяет поведение человека: сознание распознаёт ситуацию и формирует подходящую к этой ситуации линию поведения. Это отчасти верно. Но только отчасти.

Человек обладает гораздо бОльшими поведенческими возможностями, чем сиюминутное приспосабливание поведения к обстановке. Так, он способен уклоняться от нежелательных ситуаций и содействовать возникновению желаемых. Эта способность может совпадать и складываться со стремлениями других людей, а может и противоречить им, наталкиваться на чьё-то сопротивление. Добавим к этому уже упомянутые выше моменты: человек испытывает управляющие воздействия со стороны других людей и сам может оказывать целенаправленное информационное воздействие на сородичей.

В этой мысленной картине всё от всего зависит, всё управляет человеком, каждый управляет другими. Как говорится, концов не найдёшь. Но мы выделим из этого множества зависимостей присущую человеку способность управлять своим поведением.

Человек сам управляет собой, ориентируясь в обстановке, опираясь на знания об окружающем мире. Человек сам выдвигает цели поведения и умеет по ходу дела менять их. Самоуправляемое поведение животных аналогично человеческому, однако возможности «братьев наших меньших» накапливать знания, ориентироваться в новых обстоятельствах, планировать поведение и др. несопоставимы с человеческими возможностями.

В каждом человеке управляющий субъект и управляемый объект составляют единое целое.

Способность человека осуществлять самоуправляемое поведение - субъектность - играет важнейшую роль в приспосабливании людей к разнообразным и меняющимся окружающим условиям. Как уже отмечалось, эта способность свойственна не только людям, но и животным, только у последних она гораздо менее развита. Люди настолько преуспели в способности управлять поведением, что овладевают разнообразными трудовыми навыками, изобретают орудия труда, приспосабливают и самоё среду к своим потребностям. Эта объективная способность человека первична по отношению к управлению, как оно определено в п.1.1.

2. Картина мира «не с чистого листа»

2.1. Где начало знания

Разговор о философских основах управления, который мы ведём, начат нами не совсем сначала, не «с нуля». Подразумевается, что все мы уже держим в головах определённую мысленную картину, согласно которой помимо нас есть другие люди и вообще окружающий мир, притом люди воспринимают окружающую реальность, а также информацию друг от друга, и т.д. В самом деле, достаточно заметить, что все мы владеем языком, которым излагается, в частности, данный материал, значит, единообразно понимаем смысл слов, выражений, обладаем некоторым массивом общепринятых знаний.

Нам также известно, что по мере познания люди не однажды проходили через крушение привычных представлений, казавшихся прежде верными и очевидными.

Иллюстрациями заблуждений служат обычно представления древности и средневековья о плоской земле и небесной тверди, геоцентрическая картина мироздания Птолемея, опровергнутая Коперником и Галилеем, представления Аристотеля об основных началах («принципах») природы - холоде, тепле, сухости и влажности и «основных элементах» - земле, огне, воздухе и воде, теории «философского камня», теплорода и т.п.

Нельзя не упомянуть также религиозные представления о мире и человеке, верования в сверхъестественные силы, в колдовство, суеверия, которые в своё время порождали драматические гонения против знаний, «охоту на ведьм», кровопролитные религиозные конфликты.

Применяя этот опыт познания к нынешним нашим представлениям, мы вправе задаться вопросом: в какой мере нынешний массив знаний, выражаемый и общепринятым языком, и теоретическими представлениями, усвоенными нами с детства из обыденной жизни, в школе, при дальнейшем обучении, - в какой мере этот массив знаний достоверен? Не окажется ли впоследствии в свете будущего знания, что мы неверно понимали мир, своё положение в природе и относительно других людей, приоритеты общественного благополучия и др.?

Можно ли людям опираться на нынешние представления, согласуя свои планы, вырабатывая проекты развития производительных сил, науки, культуры, общественных отношений, иногда очень масштабные и с далеко идущими последствиями?

Тем более правомерен наш вопрос, когда и в 21-м веке мы видим сосуществование научно-атеистического мировосприятия и так называемых «мировых религий», которые существенно по-разному толкуют не только проблемы, отдалённые от повседневной реальности, типа происхождения мира, но и такой момент, как различение жизнь - смерть, безусловно важный для отношения человека к окружающим.

Мы объясним своё истолкование знания и его опорных пунктов, для чего рассмотрим (опять же не «с нуля») некоторые особенности человеческого мышления.

2.2. Мысленное моделирование и связь с реальностью

Знания, хранящиеся в нашей памяти, оказались бы бесполезны, да и не могли бы быть накоплены людьми без тех навыков мыслительной деятельности, которые тоже передаются из поколения в поколение в процессе явного и неявного обучения.

Мы можем представить в уме цель, план действий, прогноз изменения обстановки. Можем вообразить себя в каких-то предполагаемых условиях, заранее «проиграть» в голове своё поведение в воображаемой ситуации.

Разум человека умеет комбинировать известные образы в различные сочетания, в том числе и невозможные в действительности. Так, в известных сказках и мультфильмах неодушевлённые предметы ведут себя, как живые существа, животные - говорят и понимают по-человечески. Другой пример: сам человек тешит иногда своё самолюбие воображаемыми достижениями, имеющими с реальностью очень мало общего.

Разум разбирается, какие из умопостроений отражают реальность, какие моделируют что-либо возможное, какие не могут воплотиться в действительность и существуют только в воображении. Поэтому, идя по улице, мы легко можем вообразить себя перенёсшимися хоть на дно морское, отдавая себе отчёт, что это происходит не на самом деле, а лишь в воображении, совершенно не боясь, что вдруг погибнем без воздуха либо от давления воды.

Если бы мы стали на самом деле опасаться воображаемых ситуаций, для которых в окружающей обстановке нет предпосылок, это нагрузило бы психику беспричинной тревожностью, отвлекло бы нас от адекватного восприятия реальности. Такое нервозное состояние иногда встречается у людей, но оно настолько отклоняется от здоровой нормы, что расценивается психологией как болезненное.

В то же время навык мысленного моделирования, подконтрольный разуму и не отрывающийся от реальности, трудно переоценить. Нет нужды доказывать, насколько такая теоретическая подготовка к ситуации может быть полезна, когда предстоит скоротечное действие, не оставляющее времени на обдумывание поведения, либо ожидается эмоциональный разговор, и волнение может помешать правильному реагированию, либо намечается совместное мероприятие, требующее от его участников согласованных действий по предварительной договорённости, и т.д., и т.п..

Учёные, столкнувшись с необъяснимым явлением, тоже воображают какие-либо новые, доселе неизвестные комбинации факторов, неведомые закономерности и т.п. на основе имеющихся знаний. Затем воображаемые причины и закономерности (гипотеза) должны быть либо подтверждены экспериментально, либо опровергнуты, а до тех пор гипотеза остаётся лишь воображаемой моделью, по достоверности не отличающейся от сказок.

Поэтому, ещё только выдвигая гипотезы, исследователи уже целенаправленно отбраковывают объяснения, которые противоречат известным главным моментам (законы сохранения вещества и энергии, необратимость времени, пространственная относительность, пространственная бесконечность и др.).

Наука делает окружающую человека реальность всё более предсказуемой и подвластной людям. С другой стороны, новые горизонты знания ставят человечество перед лицом, к примеру, космических факторов, которые пока неподвластны человеку и по-видимому долго ещё будут оставаться непреодолимой потенциальной угрозой. Если бы страх перед такой угрозой, весьма отдалённой и маловероятной, вдруг возобладал в человеческом обществе над более актуальными заботами, то уже сам этот страх, сковывающий внимание, обесценивающий актуальные жизненные приоритеты, превратился бы в угрозу жизнедеятельности людей, притом не воображаемую, а вполне актуальную.

Таким образом, воображение, вооружённое знанием, может работать на упрочение связи сознания с реальностью, а может, наоборот, ослаблять эту связь.

2.3. Устойчивые определённости

В своих рассуждениях мы опирались на различение того, что происходит «на самом деле», и воображаемого, мысленного. Подразумевали, что «на самом деле» есть действительность, окружающая нас, людей, что каждый человек в окружающей его действительности обнаруживает (помимо прочего) и других людей, что все люди зависят от окружающего мира, познают его, обмениваются информацией. Ничего нового, таков наш мир в восприятии и поведении практически всех людей.

Для понимания устной и письменной речи всегда необходимы те или иные представления, которые не проговариваются в самой передаваемой словесной информации явно, а подразумеваются. Притом отправитель и получатель информации должны подразумевать одно и то же, иначе информация может оказаться непонятной или быть понята неправильно, искажённо.

«Одно и то же» время и место должны подразумевать люди, уславливающиеся о встрече. Одни и те же технические требования должны соблюдать производственники, чтобы создать механизм из множества деталей согласно конструкторской документации, получить заданное вещество, построить надёжное здание. Один и тот же смысл слов, обозначающих ощущения человека, должны иметь в виду пациент и врач.

Канва привычных общих представлений подобно географической карте, отображающей всю земную поверхность, выражает мысленными и языковыми конструкциями всё, с чем приходится иметь дело человеку, о чём бывает необходимо говорить с другими людьми. На этой «карте» нет белых пятен, не считая случаев, с которыми люди ещё не встречались, и подробностей, в которых ещё не разобрались.

Мы возвращаемся к упомянутому выше массиву общепринятых знаний, арсеналу мыслительных навыков и к вопросу, можно ли опираться на нынешние знания и опыт в делах человеческих, иногда весьма масштабных и глубоко меняющих условия жизни будущих поколений.

Надо сказать, что современное общепринятое знание объединяет в себе обыденные представления и научные взгляды. Наука с её понятиями и методами проникает в быт, в традиционную сферу, многие знания химиков, физиков, разработчиков техники, математиков, биологов, медиков, психологов, лингвистов входят в повседневность. Логика науки упорядочивает бытовые представления. Граница между обыденными представлениями и строгим научным знанием размывается.

Канва общих представлений - это весь тот опыт и все знания, кроме узкопрофессиональных, которые приобретает современный человек в процессе взросления, образования, общения с людьми и практической деятельности. Мы не можем перечислить все мысленные образы и навыки мышления, которые она включает в себя. Назовём только некоторые:

• множество понятий, очерчивающих предметы, с которыми люди имеют дело, а также обозначающих свойства предметов, движения и изменения разного рода;
• пространственные представления - расстояния, направления, протяжённость, размеры, формы, бесконечность, пространственная относительность, однозначность координат, геометрические представления;
• представления о времени, следовании, развитии;
• логические представления - существование, сходство, различие, часть и целое, сопоставимость, тождество, отрицание, связь, независимость, необходимость, невозможность, случайность, множества, алгоритм и т. д.;
• количественные представления от простейшего счёта до более или менее общеизвестных математических абстракций;
• физические, химические, технические, биологические, медицинские, исторические, географические, экономические, обществоведческие общераспространённые знания;
• обычаи, традиции, нормы поведения и т.д.

В процессе обмена информацией канва общих представлений не только служит опорным контекстом (системой координат) и обеспечивает понятность информации. Она ещё и поверяется всякий раз, когда происходит взаимодействие. Каждый факт непонимания приводит к тому, что участники взаимодействий восполняют свои пробелы в общем знании, исправляют отклонения от общепринятого.

Очевидно, что канва общих представлений служит также общеупотребительным фильтром для отсеивания из общения излишней, то есть, общеизвестной или отвлекающей информации, а также неудобоваримой, неправдоподобной и т.д.

Благодаря канве общих представлений люди существуют в обстановке коллективного (согласованного) мысленного отражения тех устойчивых определённостей, которые они обнаруживают в природе, и тех, которые поддерживаются ими в искусственной жизненной среде.

Множество устойчивых определённостей, исчерпывающих явления реальности, непротиворечивых, прочно подтверждаемых практикой и последующими научными открытиями, - это состоявшееся знание. В дальнейшем оно может уточняться, дополняться, встраиваться в более общие теории, но не опровергаться. Оно верно уже в нынешнем своём качестве, в контексте достигнутого знания, с позиций нынешнего применения. И нет никаких оснований эту его конкретную достоверность считать потенциально ложной.

Совокупность состоявшихся знаний с некоторого момента в процессе дальнейшего познания как правило не отрицается новым знанием, а, напротив, укрепляется, упрочивается вновь добавленными элементами. Наоборот, утверждение об относительности, о заведомо преходящем характере огульно всего нынешнего знания оказывается гипотезой, основанной на беспочвенном (вероятно ложном) предположении, что всякое сегодняшнее знание будто бы в контексте будущих знаний непременно окажется заблуждением.

Состоявшееся знание или, пользуясь терминологией марксизма, конкретные абсолютные истины, люди де-факто признаЮт достаточно прочной опорой для целенаправленной коллективной деятельности.

2.4. Идейная направленность мировоззрения

Нас могут спросить: зачем нужно уделять специальное внимание каким-то подразумеваемым всеми представлениям, раз они и так воплощаются в общепринятом языке и включены в то полезное для практики знание, которое принимается людьми де-факто? В чём проблема? Кто-то толкует истину чересчур относительно? Отрицает существование объективной реальности? Не признаёт каких-то знаний в их современном виде? Ну и пусть! Разве это не личное дело человека? Если он ошибается, сама жизнь его поправит. А если жизнь не поправляет, то чем мы докажем, что он заблуждается?

Это не праздный вопрос. В нынешней реальности непризнание общеизвестного, умаление роли согласованного знания в жизнедеятельности людей доходит до утверждений типа:

- Никакой общей для всех истины не существует.
- У каждого своя истина.

Такое можно услышать не только от говорящих ради красного словца, но и от современно образованных людей, увлечённых плюралистическими веяниями, искренне верящих, будто завтра-послезавтра какое-то новое открытие перечеркнёт то, что сейчас объявлено истиной, и поборники нынешних истин, не смущаясь, отрекутся от того, что они сегодня пропагандируют с пеной у рта.

Таким образом, воображаемое побивает реальность. Сомнения и ожидания, опирающиеся на поверхностные аналогии с прошлым в истории познания, уравниваются в правах с тем, что повседневно подтверждается практикой и новым знанием. Навык мышления, отслеживающий связь представлений с реальностью, нарушается.

Здесь мы подходим к весьма важному пункту, уяснив который, сможем лучше понять связь и прагматического знания, и философских воззрений человека с его пониманием жизненных интересов.

Мы уже отмечали выше (п.1.3) три аспекта информации: познавательный, управленческий и эмоциональный. В этом смысле [«»] взгляд человека на мир - мировоззрение - имеет двойственную природу. Это, во-первых, адекватное отражение реальности, необходимое для выживания. Во-вторых, это инструмент воздействия на людей (на данного человека и на других), включая сюда и эмоциональное воздействие. Инструмент воздействия может использоваться и для настройки на совместную работу, и для развлечения, и для предотвращения нежелательного поведения, и даже для недружественных целей (запутывание, запугивание).

По тем или иным причинам об этом двояком характере мировоззрения иногда забывают.

Житейский опыт, а не только упомянутый выше управленческий аспект информации, подсказывают нам, что за бесстрастным вроде бы непризнанием общих истин, происходящим как будто даже от приверженности подлинным истинам, проглядывает конкретная позиция субъекта по отношению к другим людям:

- Ничего вы мне не докажете апелляциями к каким-то якобы общезначимым истинам. Ваши приоритеты поведения на меня не распространяются. Если хотите добиться от меня каких-либо поведенческих обязательств, предложите мне нечто привлекательное, на что я захочу согласиться. Или сами приноравливайтесь к моим целям и формам поведения. А если вздумаете оказывать на меня давление, тогда мне придётся обороняться от враждебности ваших истин...

Конечно, такой позиции должно сопутствовать:
• либо господствующее положение субъекта относительно оппонирующих ему поборников общих истин, уверенность в своей независимости от их воли, в защищённости от их недовольства,
• либо паразитический взгляд на общество, терпимо относящееся к наплевательству на общие заботы,
• либо идейное неприятие конкретных общественных представлений и требований к человеку, противопоставление им другого взгляда на человека и общество,
• либо асоциальная опущенность, безразличие не только к общественным нуждам, но и к своему положению в глазах других людей.

А как обстоит дело на самом деле? Есть ли общие для всех истины, если смотреть на мир беспристрастно, то есть, не от хотений субъекта, не с позиций группового эгоизма, а от имени человечества? Или, может быть, от имени какого-то вселенского начала, стоящего выше рода человеческого? Какова роль общих истин в жизнедеятельности людей?

Громадное множество конкретных (локальных) абсолютных истин, таких как: Волга впадает в Каспийское море, два меньше трёх, на широте Москвы после ночи всегда наступает утро, невозможно находиться одновременно в разных местах, человек без воздуха, воды, пищи умирает, - учитываются людьми в их фактическом поведении. Простые и посложнее, если бы эти истины вызывали серьёзные возражения у людей, то при своём громадном количестве и необходимой связи с жизнедеятельностью они перегрузили бы сознание людей неимоверной работой по согласованию, выяснению, экспериментированию и т.д., породили бы нескончаемые недоразумения и конфликты. Такая атмосфера несовместима с бытиём человека и человеческого общества.

Однако сегодняшние ниспровергатели непререкаемости общих истин не унывают. Для себя «по жизни» они конечно следуют общим истинам, и для них Волга тоже впадает в Каспийское море, и дважды два для них - тоже четыре.

Они отбрасывают не сами истины, что было бы просто курьёзом. Они отбрасывают опирающуюся на истины практику долгосрочного и всеобъемлющего согласования интересов между людьми, достижения взаимопредсказуемости поведения.

Очевидно, что поведение и намерения людей могут сталкиваться. Человек (сородич) может оказываться для другого человека помехой или фактором неопределённости.

Общеизвестное знание для того и существует, чтобы внимание не увязало в беспочвенных сомнениях и не рассеивалось в попытках объять необъятное. Подтверждая сородичам непререкаемость общеизвестного знания, мы высвобождаем совместное внимание от рассмотрения уже известного и можем перевести его на сопоставление интересов, выявление и улаживание разногласий, прогнозирование развития обстановки. Те мощные навыки мышления, которые позволяют из элементов общего знания складывать общепонятные мысленные модели разнообразнейших ситуаций, (аналогично из слов языка складывают разнообразные тексты), обращаются при этом на сферу взаимопонимания людей. Становятся достижимыми договорённости о взаимоувязке поведения вплоть до обязывающего планирования коллективного труда.

Подобная «теоретическая работа» по координации поведения подразумевает взгляд на человека как на существо, собственные интересы которого принципиально совместимы с интересами сородичей и с благополучием человеческого рода, существо, отдающее предпочтение не враждебности, а сотрудничеству.

Интересы человеческого существа и благополучие человеческого рода имеют свою очевидную объективную сторону. С этой стороны, хотя в ней помимо познанного присутствует и элемент неопределённости, требования совместимости интересов человека с интересами других людей и с благополучием человечества выполнимы.

Люди как биологический вид способны к выживанию на Земле без взаимной вражды. Но в зависимости от мировоззренческого отношения людей друг к другу три аспекта информации могут быть для них либо однонаправленными, либо разнонаправленными. Соответственно, на основе объективного понимания могут быть сформулированы разные идеалы отношений между людьми, разные концепции приоритетности интересов человека и приоритетов общественного благополучия - от теорий биологического превосходства одних людей над другими до проектов социалистического (коммунистического) устройства общества.

Известны две чётко различимые интерпретации отношения человека к человеку, выражающиеся следующими идеологическими формулами:

человек человеку - волк, и
человек человеку - друг, товарищ и брат.

Особенность алгоритма самоуправляемого поведения, присущего человеку. в том, что, давая людям могущество над окружающей природой, он не гарантирует устойчивости взаимодействия человека с подобными ему субъектами, если они не имеют чёткого представления о намерениях друг друга. Поэтому во взаимодействиях людей может реализовываться любая из двух приведённых идеологических формул. Более того, характер взаимодействия может меняться на противоположный вследствие догадок о намерениях друг друга.

Напротив, когда намерения ясны, каждый участник может уверенно действовать в своих интересах. При совпадении интересов взаимодействие становится очень устойчивым, поскольку заинтересованные участники сами находят способы преодоления возникающих помех.

Подробнее алгоритм самоуправляемого поведения будет рассмотрен в следующих разделах [].

Забегая вперёд, отметим, что то или иное отношение к человеку в значимых взаимодействиях, поддерживаемое в любом обществе механизмами права, власти, морали, идеологии, является исключительно важным управленческим моментом, определяющим тип общественных отношений (и определяемый им, поскольку имеет место положительная ОС) - равноправный или неравноправный, дружественный или недружественный, и характер общественных противоречий - злокачественный (антагонистический) или доброкачественный (неантагонистический).

Пока мы прояснили для себя, что обе стороны, присущие мировоззрению, не должны игнорироваться. Сторонники «чистой науки» неправомерно игнорируют инструментальную направленность всякого знания. Идеологи «чистого искусства» отрицают инструментальность информации, заключающейся, кстати, не только в произведениях искусства, но и в публично выражаемом отношении к ним.

Либеральные эгоцентристы умаляют (как правило лишь теоретически) объективно-познавательную сторону информации, равно важную для всех людей, для человеческого рода в целом. Инструментальную сторону они выпячивают, но низводят её до индивидуально-психологического уровня. Привлекая внимание к внутренним переживаниям, которые действительно субъективно значимы для человека, идеологи психологического индивидуализма уводят внимание от объективно-познавательного рассмотрения управленческого аспекта, от связи переживаний с реальностью, от первоочерёдности понимания субъектом реальных последствий поведения.

Людям предлагается такая мысленная модель друг друга, в которой каждый будто бы заботится прежде всего о своих переживаниях, чтобы они были как можно более комфортными для него. Отношение человека к общей для всех реальности якобы производно от индивидуально-психологических первопричин, а не наоборот.

На самом деле взаимоотношения человека с реальностью таковы, что сама реальность требует первоочередного внимания к себе, познания, приспосабливания к ней поведения и, следовательно, адаптации психологических моментов не к самоудовлетворению, а к адекватному поведению.

Возьмём, например, болезнь человека. Борются с болезнью как с внешним фактором, тем самым устраняются и внутренние болезненные ощущения. Если же устранять только ощущения, то болезнь, развиваясь, может разрушить организм.

В реальных обществах превалирует адаптация индивида и его психологии к общественным правилам. Последние, в свою очередь, определяются интересами господствующих сил.

2.5. Хаос и упорядоченность

Под упорядоченностью понимают обычно отсортированность информации или предметов по возрастанию или убыванию некоего признака (признаков) или по иной закономерности. Применительно к картине мира и к самим знаниям наличие предметов, признаков, закономерностей уже само есть упорядоченность. Противоположное понятие есть хаос.

Мир предстаёт человеку в виде многообразия ощущений. Собственные ощущения индивида подтверждаются сородичами, дополняются перенимаемыми знаниями и опытом практической деятельности. В итоге природные объекты и закономерности отражаются сознанием человека в виде соответственных мысленных образов, которые к тому же фиксируются и словесными обозначениями благодаря языку. Эти мысленные модели, ассоциирующие в себе наглядные, словесные и теоретические представления, составляют наше знание о мире, картину мира.

В многообразии окружающего мира различимы устойчиво определённые явления. Предметы, свойства, изменения, соотношения, связи сохраняют свою определённость или повторяются, так что мы успеваем не только различить их, но и запомнить, изучить, научиться применять.

Человеческий способ адаптации к условиям жизнедеятельности оказался бы бесполезен в мире, в котором жизненно важные явления неразличимы для нас, или же изменяются быстрее, чем мы успеваем понять их и приспособить к ним своё поведение.

По-видимому к знаниям следует относить не только модели, верно отражающие реальность, но и подобные им мысленные модели распознанных заблуждений, ошибок, не оправдавшихся гипотез, практически невозможных явлений, которые оттеняют, делают более различимой границу между знанием и незнанием. В частности, прежние представления, впоследствии отвергнутые или существенно изменившиеся, играют роль опоры, на которой выстраиваются, от которой «отталкиваются» современные знания. В некоторых направлениях к знаниям примыкают также гипотетические представления о ещё неизученном.

Вокруг знания нет пустоты. Мысленные модели, подобные знаниям, но имеющие другое назначение, а также менее фиксированные фантазии разного рода составляют сущность искусства. Нередко искусство понимается как поприще для поиска новых выразительных средств, особого образного языка, отражающего эмоциональную жизнь человека.

Итак, в сознании человека имеются представления, образы, мысленные модели, которые составляют наше знание об окружающем мире, включая и знание о самом себе. В соответствии с этими представлениями мы ориентируемся в обстановке и выбираем вариант поведения. Детали нашей мысленной картины мира должны не только соответствовать реальному прототипу, но и быть однозначно различимы в той мере, в какой это необходимо для выживания людей.

Однозначная различимость - это объективное общее свойство представлений, опосредующих связь человека с внешней средой, служащих основанием для выбора поведения, для координации поведения с другими людьми и для совместного накопления знаний.

Применяя свойство однозначной различимости не только к отдельным детальным представлениям, но также к их связям, обобщениям, классификациям, к взаимосвязанным совокупностям элементов, мы получим ту самую упорядоченность знаний, с которой начали этот параграф.

Что касается хаоса, то в нём необходимо различать объективную и субъективную сторону. В первом случае примером совершенного хаоса был бы такой мир, для которого характерны неразличимость или неустойчивость: сплошная муть, где нет ни света, ни запаха, ни звука, ни дуновения, ни верха, ни низа, ни края. Или не знающая исключений быстрая непредсказуемая изменчивость всего и вся. Некий вихрь меняющегося многообразия, ни в чём не повторяющегося. В таком мире для субъекта восприятия - человека - уже в силу его телесной определённости не может быть места.

Субъективная неупорядоченность бывает связана с непознанностью явлений, с их непосильной для разума сложностью, многомерностью, как правило преодолеваемыми в процессе познания. Наконец, с искусственной запутанностью представлений, имеющей целью скрыть информацию от других людей, завоевать или удержать превосходство над другими людьми.

Привычную нам упорядоченность знаний о мире, соответствующую закономерностям этого мира и особенностям человеческого восприятия реальности, проиллюстрируем двумя простыми примерами.

Рисунок 1 изображает десяток прямоугольников, например, денежных купюр, выложенных пачкой, в ряд и в четыре ряда - три по три и один прямоугольник в четвёртом. Наибольшей наглядностью для подсчёта прямоугольников (купюр) обладает нижняя фигура: посчитав один раз, что этим способом выложен десяток прямоугольников, можно каждый новый десяток, выложенный таким способом, схватывать сразу, одним взглядом. А десять прямоугольников, выложенных в один ряд, нужно пересчитывать каждый раз, чтобы не спутать десяток с одиннадцатью или девятью.

На рисунке 2. изображён плавный переход от чёрного цвета к белому (насколько это может быть передано электронным jpg-изображением). Различие между чёрным низом и белым верхом двух изображённых столбцов легко воспринимается зрением, оно очевидно. Но чёткой границы между чёрным и белым нет, она размыта постепенностью перехода. Стоит пририсовать к столбцу «для сравнения» равномерно окрашенную серую полосу, и зрение, воспринимающее контрастные различия, сразу сможет разделить весь столб по высоте довольно чётко на две части: нижнюю, которая темнее серой полосы, и верхнюю, которая светлее её.

Вследствие возникающей зрительной иллюзии равномерно серая полоса поначалу кажется сверху темнее, а снизу более светлой, чем на самом деле. Однако, самое интересное здесь другое: этот рисунок наглядно объясняет знаменитый философский принцип перехода количественных изменений в новое качество, который многие нефилософы считают якобы надуманным.

Цвет нашего столбца, сначала более тёмный, чем серая полоса, и постепенно светлеющий снизу вверх, на какой-то высоте уравнивается с цветом серой полосы, а затем уже становится светлее её. Соотношение тонов чёрно-белого столбца с фиксированно серым меняет свой знак. Во множестве природных явлений происходит аналогичное: какой-либо постепенно возрастающий фактор достигает однажды такой величины, что начинает преобладать над другими факторами, которым он до этого момента уступал. Смена преобладающих факторов может изменить всю ситуацию уже не плавно, а скачком, изменить характер закономерностей: нить рвётся, чаша переполняется, процессы меняют свою направленность и т.д.

2.6. Человек - субъект восприятия мира

Мы рассматриваем управление - целенаправленные информационные взаимодействия людей. В основе информационных взаимодействий лежит человеческая способность воспринимать действительность.

Каждый человек чувствует, воспринимает, ощущает, запоминает и окружающий мир, и себя. Эта особая способность присуща именно человеку - разумному живому существу. В неживой природе нет ничего подобного человеческому жизнеощущению. Подобной способностью обладают только животные, но даже высшие из них - в гораздо меньшей мере, чем человек.

Способность современных технических устройств воспринимать информацию внешне похожа на человеческую. Они подобно людям «умеют» распознавать ситуацию и реагировать на неё определёнными действиями, как например программы проверки правильности текстов. Но в технических устройствах нет того начала (субъекта), которое чувствует воспринятое. А мы, говоря о восприятии мира, имеем в виду прежде всего это чувствующее и осознающее себя начало разумного живого существа.

Мы свыкаемся со своей способностью чувствовать и понимать происходящее и обычно о ней не задумываемся. Лишь при мысленном взгляде со стороны эта характерная черта человека предстаёт удивительной, поскольку контрастирует с подробно изученными явлениями материального мира.

Само это явление человеческого жизнеощущения не удаётся однозначно выразить простыми наглядными образами. Органы чувств - зрение, слух, обоняние, осязание, вкус - ощущают предметы внешнего мира, притом существует множество привычных образов для передачи этих ощущений. Но мы ведём речь о том, что находится не снаружи, а внутри нас, по другую сторону органов чувств. О том «я», которое воспринимает образы реальности и испытывает в связи с ними (а также и самостоятельно) то, что называют переживаниями человека.

Не подлежит сомнению, что развитые живые существа обладают способностью информационного взаимодействия с окружающей средой, что эта способность необходима им для выживания. Высшие животные, судя по их поведению, чувствуют наподобие человека боль, страх, ярость, удовольствие, любопытство, радость, родительскую и дружескую привязанность. У человека эта способность усилена разумом.

Итак, человек не просто один из множества объектов, которые характеризуются своими определёнными свойствами, но он является субъектом восприятия себя и мира. Пытаясь выразить эту субъектность, люди говорят о себе "я", душа, сознание. Под этим "я" подразумевается умозрительный внутренний мир, включающий в себя ощущения от внешнего мира и неотделимые от данного "я" желания, мысли, образы, эмоции, воспоминания, мечты, надежды, планы...

2.7. Материальное и идеальное

Воспринимаемое человеком многообразие включает в себя и то, что человек узнаёт от других людей, и то, что можно пощупать руками, увидеть, услышать, обонять, осязать, и то, что осознаётся как внутреннее ощущение (голод, сытость, тревога, любопытство, воспоминание, выдумка и др.). В практической жизни всё это складывается, переплетается, согласуется. Происходит отбраковка того, что не соответствует совместной деятельности, не подтверждается ощущениями друг друга.

Можно было бы разделить всё это многообразие на явления, внешние по отношению к человеку, наблюдаемые не только данным индивидом, но также другими, и явления внутренние, ощущаемые человеком только индивидуально.

Дело однако в том, что и внешние явления, например, обыкновенные предметы обихода с их свойствами, имеют в сознании каждого человека своё внутреннее отражение. В этом легко убедиться, когда человеку удаётся находить и опознавать утерянный предмет по воспоминаниям о нём, по идеальной копии в памяти.

Под явлением мы понимаем всякую часть воспринимаемого, отличимую от прочего.

На самом деле каждый зрительный, слуховой, осязательный и т.п. образ слагается из текущих сигналов органов чувств и ранее сформированной мысленной модели воспринимаемого объекта. Мы автоматически различаем в звуках речи знакомые словесные конструкции, в то же время незнакомое слово, например, нехарактерную для данного языка фамилию или географическое название, приходится переспрашивать.

В обыденном языке не прослеживается различий между явлениями и стоящими за ними объектами. Дерево-явление и дерево-объект именуются одинаково: дерево. Это практически удобно, внимание не раздваивается между объектом и его восприятием. Но с философской точки зрения такое языковое отождествление предметов реальности с их отражениями в сознании людей приводит иногда к путанице.

Таким образом, и в одном случае, и в другом речь идёт о внутренних явлениях, о явлениях сознания, только в одном случае мысленным моделям соответствуют объекты, доступные для сторонних наблюдателей, притом не поддающиеся изменениям «силой мысли», то есть, усилиями разума и воображения, а в другом случае сугубо внутреннее явление не привязано ни к какому внешнему прототипу, не имеет вещественной опоры.

В соответствии с вышесказанным, всё, с чем сталкиваются люди в процессе своей жизнедеятельности, можно разделить на две существенно различные сферы:

Материальные явления - это всё, что можно наблюдать, обнаруживать, исследовать непосредственно при помощи органов чувств, а также посредством практических ухищрений, специальных технических устройств (тоже материальных явлений, кстати), которые расширяют познавательные возможности людей.

Идеальные явления обнаруживаются, когда по каким-либо причинам наше внимание переключается с материальных явлений на нашу способность воспринимать мир, познавать, запоминать, выдумывать, искажать, чувствовать, испытывать эмоции.

Каждый предмет окружающей среды, каждое свойство, каждая закономерность, известные нам и подтверждающиеся во взаимодействиях людей со средой и друг с другом, есть материальные явления. Притом за всяким материальным явлением кроется материальный объект - нечто существующее вне рамок сознания человека, не выдуманное [2.7.1]. Нечто со всеми присущими ему свойствами, и известными, и, возможно, пока не известными, единообразное при данном способе наблюдения для любого наблюдателя и при данном способе технологического воздействия - для любого экспериментатора. Это материальное нечто первично по отношению к своему отражению в сознании, к своему идеальному сопровождению. Другими словами - это реальный прототип мысленного образа.

Мир материальных объектов - объективная реальность - жизненно важен для человека. Пропитание, вода, воздух, тепло, другие условия необходимы для жизни людей, и над человеческим родом довлеют заботы о постоянном воспроизводстве необходимых для выживания материальных благ и условий.

Логика познания побуждает человека применять к заинтересовавшим его объектам те мысленные модели, которые оказались успешными и вошли в практику в других областях жизни. Преуспев в познании природных явлений, мы стремимся распространить приёмы их понимания и на такие явления, как упомянутое выше человеческое "я", душа, сознание.

Однако на этом пути возникают трудности, причём не только технического, но и принципиального характера. Материальные явления единообразны для всех людей, могут быть предъявлены каждому человеку и восприняты им непосредственно, а не с чужих слов, поэтому они могут служить наглядной объективной основой для взаимопонятного общения.

Так учат говорить ребёнка: показывают предметы и называют их; слова связываются с обозначаемыми предметами. Далее, сопоставляя речь взрослых со своими наблюдениями происходящего вокруг, ребёнок и сам догадывается о смысле новых слов, схватывает правила выражения мыслей и т.д.

Внутреннее "я" ощущается только самим субъектом. Оно не может быть предъявлено другим людям непосредственно, но лишь через поступки, слова, произведения, то есть, посредством поведения. Проблема не только в том, что человек может умышленно обмануть сородичей, присочинить, исказить, выражая свои ощущения, настроения, чувства, мысли, воспоминания, но и в том, что всё это подвижно, отражается само в себе, неповторимо, нестойко, неуловимо, всё это само по себе есть идеальное, мыслимое, нематериальное.

Попытаемся записать для бесстрастного самопознания свою мысль или нарисовать образ - это будет лишь фиксированная схема того, что мы чувствуем сами. На восприятие эмоционального образа или мысли влияют опыт, настроение, обстоятельства. Другой человек по нашей схеме воссоздаст свою мысль или образ, но будет ли это та же мысль, то же чувство? Об этом можно судить только по практическим последствиям: при участии множества людей из технических элементов собираются заданные конструкции, научные открытия складываются в однозначно толкуемые теории, которые получают экспериментальное подтверждение, музыканты извлекают верные звуки, эмоциональная гармония сближает людей и т.д.

Природные явления существуют сами по себе независимо от наших настроений. Идеальные - кажутся, воображаются, мыслятся, ускользают. Материя косна. Мысль, напротив, не знает невозможного. Если мы хотим отыскать в идеальном устойчивые определённости, аналогичные тем, на какие опирается знание о материальном мире, то неясно, что же именно мы ищем. Примерно так же можно пытаться отразить в зеркале не что-либо существующее и зрительно определённое, а саму способность зеркала отражать предметы.

Устойчивую определённость идеальным явлениям придаёт их связь с объективной реальностью, соответствие материальным явлениям.

В материалистической картине мира идеальному отводится вполне определённое положение, которое очерчивается понятиями: сознание, разум, познание, знания, мышление, творчество, искусство, внутренний мир человека, культура и др. В 20-м веке добавилось весьма широкое понятие информация.

Нетрудно заметить, что идеальное оказывается у материалистов посредником между человеком и природной средой, арсеналом познания мира, а также - в виде общественных представлений и проектов - служит надчеловеческим фактором упорядочения взаимодействий, координации, организации, общественного развития. Противники материалистического мировоззрения считают это положение идеального слишком скромным. ...

Идеальное в силу своей специфики оказывается соблазнительным объектом для идеологических спекуляций. В один тугой узел связаны здесь:

И сегодня с высоты современного научного знания не прекращаются попытки возвысить идеальное над материальным, поставить «психологический фактор» над фактором сознательности, принизить значение понимания реальности и ответственности людей за последствия своей деятельности перед сородичами и потомками. Тем самым оправдывается практика разобщения и некачественного информирования людей, которая, как мы увидим ниже, является неотъемлемой частью технологий неконтролируемого управления [].

2.8. Целенаправленность человека

Бытиё человека, как любого живого существа, должно приспосабливаться к потребностям выживания в данных обстоятельствах. Человек способен к разнообразному и сложному поведению вплоть до целенаправленного воздействия на внешние обстоятельства. Но если поведение выведет его за рамки условий, необходимых для индивидуального выживания, человек погибнет. Таким образом поведение, не соответствующее условиям индивидуального выживания, отбраковывается объективным природным механизмом.

Люди представляют собой биологический вид, для которого гибель одной особи не является фатальной. Более того, уход старых и приход молодых, смена поколений, воспроизводство жизнеспособного множества особей - это и есть форма существования биологического вида. Уже поэтому ясно, что коллективное выживание вида - это не просто сумма жизней отдельных особей, а непременно такое их взаимодействие, которое воссоздаёт все необходимые факторы жизнедеятельности. Другими словами, для существования биологического вида недостаточно, чтобы каждый выживал сам по себе, какие-то силы должны побуждать людей к деятельности, которая в итоге обеспечивала бы биологические, экономические и социальные воспроизводственные процессы.

Человеческий род не угасает благодаря процессам воспроизводства количественного и качественного состава, материальных условий жизни (природных и искусственных), знаний, навыков, отношений. Появление на свет каждого отдельного человека и развитие его до взрослого состояния необходимо предполагает заботу о нём других индивидов, определённую степень благоприятствующих обстоятельств.

Условия выживания и благополучного развития человеческих сообществ помимо биологической стороны имеют идеологическую и социальную стороны. Каким видится общее благополучие конкретным живущим людям? Какие взаимоотношения и условия жизни воспроизводятся в обществе? Какая целенаправленность людей отвечает приоритетам общего блага, а какая им противоречит?

Привычные современные представления о мире и людях, о взаимодействиях людей друг с другом и с окружающей реальностью, которые находят подтверждение в практической деятельности и подкрепляются научными знаниями, оставляют тем не менее некоторую неопределённость - неопределённость будущего. Осуществляя сегодняшние долгосрочные проекты, опирающиеся на имеющийся опыт, мы не можем исключить вероятности возникновения или открытия таких новых обстоятельств, которые могут обесценить те или иные сегодняшние приоритеты.

Неопределённость будущего существенна для целенаправленности человека. Люди пытаются упредить её тем, что наращивают своё знание о мире и научно-техническое могущество.

Однако наибольшее влияние имеет ныне другая неопределённость - неопределённость толкований самой человеческой целенаправленности. Суть человека интерпретируется в сегодняшнем мире самым нелестным образом: человек будто бы сам по себе слаб, подвержен соблазну, алчен, похотлив, одержим стремлением к власти, склонен к насилию, глуп, труслив, и т.д. Общественные отношения и механизмы тоже характеризуются так, чтобы легче было оправдывать происходящие злоупотребления и занижать требовательность граждан к обществу и друг к другу. Достаточно напомнить нередко запускаемую в обращение формулу: война всех против всех.

Иы же обратим внимание на то очевидное обстоятельство, что из всех живых существ на Земле только человек способен сочинять и распространять небылицы, в том числе и о сородичах. Разумеется, мы не собираемся объявлять эту способность главной. Вслед за классиками марксизма мы назовём главной способностью человека труд.

В толковании человеческой целенаправленности нас будут интересовать во-первых, бесспорно объективные моменты, во-вторых, причинные связи, определяющие то или иное поведение людей.


 


3. Объективный взгляд на человека

3.1. Воспроизводство и адаптация

О «человеке вообще» говорят и пишут по-разному. Мы возьмём бесспорное, такое, что всякий живущий признаёт на деле.

Человек есть частица множества взаимодействующих людей - общества. Он рождается от других людей, его воспитывают от состояния беспомощности до взрослой зрелости не просто другие люди, но и окружающая его жизненная среда, которая в свою очередь формируется жизнедеятельностью общества.

Объективной формой существования и выживания человека являются два взаимосвязанных процесса: воспроизводство и адаптация.

Под воспроизводством мы понимаем незатухающий процесс, факторы продолжения которого воссоздаются в результате циклического повторения конечных процессов. Аналогичные понятия: кругооборот, обмен веществ, коловращенье жизни. По отношению к человеку имеется в виду не только биологическое воспроизводство, но и воспроизводство благ, производительных сил, отношений, знаний, - всех факторов жизнедеятельности людей.

Адаптация - индивидуальное и общностное приспосабливание людей к условиям жизнедеятельности, включая сюда накопление знаний, выработку умений, привычек, традиций, идеологических представлений, создание и целенаправленное изменение общественных институтов и самих материальных условий жизнедеятельности.

Есть некоторое подобие между человеческим организмом, ткани и системы которого состоят из определённых клеток, и обществом, состоящим из отдельных людей. И клетка возникает в организме, нуждается в нём, сама являясь малой частью в общей жизнедеятельности организма, и человек - порождение общества - связан с ним тесными узами потребностей и взаимообязанностей. Без клеток нет организма, без людей нет общества. В то же время организм в большинстве случаев мало зависит от каждой отдельной клетки, как и общество - от каждого отдельного человека.

Общество - множество взаимодействующих людей - с материальной точки зрения есть всего лишь воображаемый организм. Чего не скажешь об отдельном человеке, целостное тело которого существует вполне реально. Притом физическое разъединение тела на ткани и клетки несовместимо с жизнью организма. Да и сами клетки человеческого тела по отдельности нежизнеспособны, если не поместить их в специальную, искусственно поддерживаемую среду. Человек, достигший взрослого состояния, напротив, обладает биологической и поведенческой автономностью.

Человек отличается от клетки организма не просто большей биологической самостоятельностью, но также тем, что именно человек - клеточка общества - вкушает бытиё, осознаёт жизнь, мир и себя, является носителем разума. А то, что называют общественным сознанием, есть не что иное как взаимодействие индивидуальных сознаний и проявляется только через индивидуальные сознания и поведение отдельных людей как взаимовлияние и координация. В то время как клетка, пусть даже головного мозга, представляет собой лишь несознательную деталь механизма, который обретает разум только как единое целое.

Ничто в природе не гарантирует людям благополучной жизнедеятельности, не заботится о продолжении их существования, кроме самих людей. По мере всё большего преобладания сознательного поведения людей над инстинктивным и стихийным, по мере накопления научно-технологического могущества благополучие человеческого рода становится всё более зависимым от целенаправленности людей. Современное общество уже не может позволить себе вольности в духе "После нас - хоть потоп", не рискуя навлечь на сородичей и потомков тяжкие последствия.

Общество - этот воображаемый организм с воображаемым надчеловеческим разумом - не в меньшей степени, чем отдельный человек, нуждается в способности понимать обстановку, предвидеть благоприятные и неблагоприятные обстоятельства, направлять усилия людей таким образом, чтобы возможности человеческого рода продолжать жизнь не исчерпывались, а воспроизводились и качественно возрастали.

С другой стороны, требования обеспечения общественного благополучия не всегда совпадают с требованиями удовлетворённости жизнью конкретных людей, и обществу помимо прочего приходится решать задачу балансирования интересов: индивидуальных и общественных, настоящих и будущих, материальных и духовных, объективных и субъективных, известных и предполагаемых.

Поскольку природа не наделила воображаемый «организм общества» «разумом общества», а только индивида - индивидуальным, люди оказываются перед объективной необходимостью создавать специальные общественные механизмы совместного познания, взаимовлияния и координации для реализации соответствующих общественных функций.

3.2. Объективная упорядоченность поведения

Одной из фундаментальных закономерностей живой природы является приспособленность поведения живого существа к условиям его обитания. Нарушение соответствия между поведением и жизненными условиями, к примеру, вследствие климатических изменений, появления новых хищников или конкурентов за корм грозит биологическому виду угасанием.

Люди в отличие от животных способны к более изменчивому, многовариантному и сложному поведению. Творческие способности придают поведению человека иногда причудливые, прихотливые формы. Человек способен преодолевать инстинкты, менять своё поведение от случая к случаю, а также поступать вопреки обстоятельствам.

В то же время поведение каждого человека упорядочено по отношению к окружающей реальности. Добываем хлеб насущный, используя имеющиеся возможности, одеваемся по погоде, соблюдаем правила уличного движения, заботимся о детях и стариках и т. д. Упорядоченность объективно присуща поведению людей, как и животных. Поведение человека (как и животных) объективно приспособлено (адаптировано) к окружающим условиям.

Человек может по собственной воле (или в силу психического расстройства) каким-либо образом нарушить упорядоченность поведения. Объективность проявляется здесь не в невозможности иного поведения, а в том, что неадекватное поведение создаст проблемы для жизнедеятельности данного индивида и для взаимодействий между людьми. Полностью хаотическое поведение гибельно для людей (отрыв от реальности, паника, массовый психоз), но и отдельные нарушения упорядоченности могут иметь пагубные последствия, если дело зайдёт далеко.

Воспроизводство индивидуального и группового поведения, адекватного обстановке, является необходимой частью процесса воспроизводства человеческой общности.

Упорядоченность поведения людей проявляется в форме целенаправленности.

3.3. Труд как фактор жизнедеятельности человека

Поведенческие возможности человека качественно отличаются от возможностей животных. Наиболее важной поведенческой возможностью людей является их способность к совершенствующемуся труду.

Труд - упорядоченная активность (поведение и/или мышление) человека или коллектива, нацеленная на достижение тех или иных последствий, результатов.

Для добывания пищи и создания благоприятных жизненных условий люди изготовляют и используют орудия труда, которые на протяжении истории совершенствуются. Соответственно развиваются и навыки людей, причём не только навыки трудовых физических движений, но и глазомер, наблюдательность, навыки познания, обмена информацией, взаимообучения, взаимного управления, планирования, а также навыки настройки психики на соответствующую трудовую деятельность, как индивидуальную, так и коллективную.

Язык, посредством которого люди обмениваются информацией, тоже является своего рода их «орудием труда», которое тоже совершенствуется в процессе практического применения. Целенаправленное использование этого орудия труда представляет собой тоже трудовой навык. И мышление - непременная составляющая восприятия речи и формулирования языковых сообщений, - есть тоже особый трудовой навык.

Человеческий труд в отличие от «труда» муравьёв, пчёл, бобров и др. в гораздо большей мере опирается на приобретаемые знания и навыки, чем на врождённые формы адаптированного поведения.

Труд создал человека. Изначально к труду побуждают людей голод, холод, опасности, инстинкты ориентировки, охоты, заботы о потомстве и др. Благодаря трудовой деятельности люди не только обеспечивают себя необходимыми жизненными благами, они совершенствуются сами. Заметим, что определённая физическая нагрузка необходима организму для поддержания здоровья и физиологического равновесия. Но речь сейчас не о том. Практика изготовления и использования орудий открывает перед людьми простор, невиданный в животном мире. Качественный скачок, поднимающий человеческий род над миром животных, происходит, когда человек осознаёт свою способность целенаправленно изменять и условия существования, и самого себя: накапливать знания, развивать умения, привычки, способности.

Осознанно направляемый труд - это объективно присущий человеку способ взаимодействия с окружающей средой и сородичами. Осознанность труда и по аналогии с трудом любого поведения всё более преобладает у человека над инстинктивностью и привычкой, над тем, что у животных автоматически обеспечивает соответствие их поведения потребностям выживания.

* * *

Осознанность поведения превращает человека из биологического автомата в существо, действующее по собственной воле, по собственному выбору [...].

К выбору благоприятного поведения сознательного человека склоняет не только страх смерти, голода, дискомфорта, наказания от сородичей, но также и чувство привязанности и заботы о людях, стремление защищать от неблагоприятного в меру своих возможностей. В то же время и чувства друг к другу, совместно поддерживаемые людьми в обществе, и собственный внутренний мир каждого человека зависят от сознательно выбираемого поведения, от выстраиваемых с другими людьми взаимоотношений, то есть, в значительной мере подвластны сознательным людям.

Таким образом, бремя заботы не только о выживании человеческого рода, но и о воспроизводстве благоприятных условий для жизни людей [↑] всецело ложится на способность человека (и общества) к осознанию себя и мира, на человеческий разум.


Москва
04.06.2014 (03.11.2015)

 


Эта ссылка пока отсылает в ещё не написанный фрагмент текста.

 


См. также

В. Грозин. Что такое доказывание
В. Грозин. Почему хорошее хорошо, а плохое плохо